Евфросин

(† после 1691), монах, старообрядческий деятель, автор «Отразительного писания о новоизбранном пути самоубийственных смертей» (1691).

В историю вошел как автор "Отразительного писания о новоизобретенном пути самоубийственных смертей", написанного в 1691 г. и дошедшего до нас в единственном списке. Впрочем, в самом "Отразительном писании…" упоминаются еще несколько его сочинений, которые сейчас неизвестны. Текст "Отразительного писания…" опубликован в 1895 г. Х. Лопаревым.

В 1670-1671 гг. Е. жил в Курженской пуст., расположенной на острове Курженского оз. в Вытегорском у., у истока р. Андомы (территория совр. Вологодской обл.), где стал учеником игум. Досифея (один из основателей старообрядчества), которого называл «великим аввою» и «отцом». В. О. Ключевский и вслед за ним Х. М. Лопарёв ошибочно отождествляли Е. с прп. Евфросином Куржеским. После разорения Курженской пуст. осенью 1671 г. Е., видимо, часто менял места пребывания, но неизменно поддерживал связь с духовным отцом. Во 2-й пол. 70-х XVII в. в Сунарецкой Троицкой пуст. на Виданском о-ве близ впадения р. Суны в Кондопожскую губу Онежского оз. Е. стал свидетелем отказа Досифея поминать за богослужением старообрядцев, погибших в «гарях», что вызвало протест Сергия (Крашенинникова), вслед за протопопом Аввакумом высоко оценивавшего подвиг самосожжения. Тогда же по поручению Досифея Е. вместе с Поликарпом Петровым (впосл. ставшим активным защитником «гарей») написал «столбец», содержащий ответ на учение апологета самосожжений новгородца Ивана Коломенского («столбец» не сохр.; см.: Лопарёв. 1895. С. 12-14, 15). П. С. Смирнов считал, что под рук. Е. на Керженце состоялось осуждение старца Онуфрия, почитателя сомнительных с догматической т. зр. «писаний» Аввакума (см. Аввакумовщина). В 1693 г. в «сходе» на Онуфрия участвовали непосредственные помощники Е. инок Мина и Галактион Слепой, «потом же еще был сход при великоученом отце Евфросине» (Смирнов. 1898. С. LХХV-LХХVI). Смирнов также считал, что старообрядческое согласие «евфросиновщина», упоминаемое свт. Димитрием Ростовским в «Розыске о раскольничей брынской вере», получило свое название в память о Е.; в некоторых источниках отмечается, что «евфросиновщина» жила преданием об игум. Досифее.

На юге Е. подолгу жил в Жабынской пуст. близ Белёва (см. Макариев Жабынский в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы монастырь), где в 70-х гг. XVII в. часто останавливался его учитель Досифей. По-видимому, здесь в 1691 г. «советом и изволением всего русского христианства», т. е. старообрядцев «донских, кумских, поволжских, поморских, западных и южных», Е. создал «Отразительное писание...», копии которого распространял, в частности, Мина, ученик Е., о чем сообщает надпись на единственном известном списке сочинения: «Списано с тетратей с Минина приносу с Руси, с Калуги и з Билева, писма старца Ефросина и окрест з братьею» (Лопарёв. 1895. С. 013, 010).

В «Отразительном писании...» Е. подробно изложил историю возникновения и распространения самосожжений в связи с характерными для начального периода старообрядчества воззрениями о скором наступлении царства антихриста и близкой кончине мира. В трактате приведены важные свидетельства об учениках Капитона в Вязниках, где зародилось самосожжение, упоминается Кузьма, один из возможных основателей нетовского согласия (см. Спасово согласие). «Отразительное писание...» изобилует натуралистическими картинами и подробностями «гарей», обличительными характеристиками сторонников «самоубийственного губительства»; автор видел свою главную задачу в обличении «нечеловеческого естества учителей сих окаянных». Ссылаясь на Свящ. Писание и святоотеческие труды, Е. отказывает погибшим в «гарях» и организаторам самосожжений в молитвенном поминовении после смерти и в праве именоваться христианами. Е. писал о возможности развития из учения о «самоубийственных смертях» «христовщины», т. е. о хлыстах. В его сочинении отразилась полемика по вопросу о правомерности «самоубийственных смертей» между отцами старообрядчества, допускавшими самосожжения, Даниилом Викулиным и иеродиак. Игнатием Соловецким и противником самосожжений иноком Корнилием Выговским, Трактат позволяет уточнить отдельные события раннего периода старообрядчества (о некоторых гарях известно только из «Отразительного писания...»), биографии деятелей той эпохи, в частности бывш. есаула Евстафия Троинского (впосл. инок Ефрем), возглавившего Тегенскую гарь в Тюменском у.

"Отразительное писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей" — это полемический трактат, направленный против учителей и последователей самосожжения в старообрядчестве.Много места Евфросин посвящает детальному, натуралистическому описанию процесса самосожжения: "Телеса … жареным мясом пахнут"; сварившаяся кровь "клокочет" и "взбивается" вверх пеной; кипят и тела людей — один "яко есть кровь красен", "ин же желт и бел же другий", "ов же ужаснее, черн бо являшеся". Так и кажется, что писатель стремится вызвать у своих читателей отвращение к физическим страданиям, неприятие их. В своем протесте против бессмысленных телесных страданий, инок Евфросин выступает и против голодной смерти.

А о тех "учителях", которые побудили свою паству к приятию "огненной смерти" и заживо похоронили людей в огне, он отзывается очень резко и пишет о "нечеловеческом естестве учителей сих окаянных". К сторонникам "огненной смерти" Евфросин применяет и другие термины — "мрачные детины", "истлители", "палачи", "учители-мучители", "темные старцы" и др. Обличает он и конкретных проповедников "огненной смерти".

Инок Евфросин утверждает, что жизнь — это "великий дар Божий", и нельзя самовольно "убегать" от "долгих трудов и потов", ее наполняющих. Больше того, тот, кто толкает людей на путь самоубийства, является настоящим врагом "светлой России", виновником ее "опустения".

В «Отразительном писании...» Е. высказал отношение и к др. вопросам, по к-рым в тот период шли споры между старообрядцами. Инок обличал беспоповцев, утверждавших, что при антихристе не будет приношения Бескровной Жертвы, уверяя, что «до самыя кончины причастие у верных будет». Вместе с игум. Досифеем Е. осудил учение Игнатия Соловецкого, выступавшего против надписания на кресте «I.Н.Ц.I.». Е. не разделял запрет поморцев на общение в пище с православными, считая, что «излишними теми хлопотами на что верных давити». Е. осуждал пошехонцев, к-рые считали, что дача «окупа» правосл. священнику для получения фальшивого свидетельства о принадлежности к правосл. Церкви несовместима с истинным благочестием. По мнению Е., такое упорство приводило только к усилению гонений. Вместо «окупа» он предлагал бегство: «Первое начало спасению - заповеди Христовой хранение: гонимым в том граде в другой перебегать», как большей частью и поступали старообрядцы (Там же. С. 96, 26, 60, 42).

По мнению Н. С. Демковой, подготовительные материалы к трактату Е. отразились в рукописи из собрания Музея-заповедника Кижи (КП-219/2, нач. XVIII в.), содержащей подборку текстов с обличением самосожжений. Центральное место в сборнике занимает «Жалобница поморских старцев», написанная немного ранее «Отразительного писания...» учениками Е. иноками Миной и Иринархом, юродивым Андреем, Галактионом. «Жалобница...», по мнению исследовательницы, была одним из источников «Отразительного писания...». Одновременно с «Жалобницей...» ученики Е., вероятно, создали входящее в сборник «Писание отчасти» против самосожжений. Частью архива, использовавшегося Е. при подготовке «Отразительного писания...», по-видимому, являлась подборка выписок из Свящ. Писания и творений отцов Церкви о греховности «самоубийственных смертей», также помещенная в рукописи.

В «Отразительном писании...» упоминаются несохранившиеся обличительные сочинения Е.: «взыскание» на «лжеучение» Поликарпа, послание к Онуфрию с обличением самосожжений. Исследователи усматривают стилистическое сходство трактата Е. с сочинениями Аввакума, отмечают непоследовательность Е. в изложении, связанную с полемической направленностью его труда.

Соч.: Отразительное писание о новоизобретенном пути самоубийственных смертей: Вновь найденный старообрядческий трактат против самосожжений 1691 г. Сообщение Хрисанфа Лопарёва. - СПб., 1895

Лит.: Димитрий Ростовский, свт. Розыск о раскольничей брынской вере. М., 1847. С. 65; Ключевский В. О. Новооткрытый памятник по истории раскола // БВ. 1896. Т. 1. № 3. С. 490-499; Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в ХVII в. СПб., 1898. С. LХХIV-LХХХI; Ерёмин И. П. «Отразительное писание» Евфросина // История рус. литературы: В 10 т. М.; Л., 1948. Т. 2. Ч. 2. С. 335-341; Елеонская А. С. Гуманистические мотивы в «Отразительном писании» Евфросина // Новые черты в рус. лит-ре и искусстве (ХII - нач. ХVIII в.). М., 1976. С. 263-276; она же. Русская публицистика 2-й пол. ХVII в. М., 1978. С. 186-231; Понырко Н. В. Евфросин // СККДР. Т. 3. Ч. 1. С. 299-300; Юхименко Е. М. Каргопольские «гари» 1683-1684 гг.: (К пробл. самосожжений в рус. старообрядчестве) // Старообрядчество в России (XVII-XVIII вв.). М., 1994. [Вып. 1]. С. 64-119; Демкова Н. С. «Жалобница» поморских старцев против самосожжений (1691) г. // Она же. Сочинения протопопа Аввакума и публицистическая лит-ра раннего старообрядчества. СПб., 1998. С. 139-155; Шашков А. Т. «Светлая Россия потемнела, а мрачный Дон возсиял…» // Родина. 2006. № 11. С. 75-78; Пигин А. В. «Писание отчасти» против самосожжений - памятник старообрядческой лит-ры XVII в. // ВЦИ. 2007. № 4(8). С. 101-129.