Павел Онуфриевич Любопытный

Синонимы:

  • Платон Львович Светозаров

Павел Онуфриевич Любопытный, имя которого мало известно для обыкновенной читающей публики, заслуживает внимания как автор библиографического труда, знакомящего нас с литературной деятельностью старообрядцев двух самых значительных сект — поморской и федосеевской.

Павел Онуфриевич Любопытный родился в городе Юрьеве-Польском, Владимирской губернии, в 1772 году. Родители его числились астраханскими мещанами. П.О. был единственный сын у матери, которая очень рано овдовела, оставшись без всяких средств к жизни, с малолетним сыном. Она, перебиваясь кое-как и живя Бог знает на какие средства, обучила сына грамоте — чтению букваря, псалтири и других учебников того времени. В Юрьеве ей, с подраставшим сыном, нечего было делать, и она отправилась с ним в Москву, надеясь пристроить его по торговой части и тем избавиться от лишней обузы. В Москве у матери Любопытного были кое-какие знакомые, но все они не нуждались в мальчиках, и только после долгих хлопот Павел был взят одним из незначительных мучных торговцев. Жизнь у торговца очень не нравилась Любопытному: лишенный материнской ласки, он очутился среди чужих людей, которые, в виде выучки, всячески допекали мальчика, надо полагать, рассеянного, невнимательного. Его всего более возмущало стремление хозяина с прикащиками обмануть покупателя, преимущественно крестьянина, и на этом пункте он был самым плохим помощником, — его честный характер положительно не выносил плутовства. Любопытный в конец возненавидел мучную торговлю, поэтому воспользовался первой возможностью, оторвался от нее и более к ней не возвращался.

В достопамятный 1812-й год Павел Онуфриевич вместе со многими другими оставил Москву и жил неизвестно где. Только в 1818 году он объявился в Петербурге, где вскоре и сделался подрядчиком по перевозке кладей. Но и это занятие не было выгодным и „по душе", да и совладать с ним он не мог. С его кладями то и дело бывали несчастья, происходившие или случайно, или от неуменья распорядиться делом, или же от обмана вощиков, изворотливые плутни которых были нестерпимы для его честного характера. Вообще для промышленных занятий Любопытный не годился, да и они для него имели второстепенный интерес.

Павел Онуфриевич с детства, принадлежал к поморской секте, приверженцы которой имели в Петербурге две часовни, одну на Моховой, великолепно украшенную, которую Любопытный описал в двух сочинениях — „Краткая и ясная история о существующем в Петрополе великолепном храме или часовне поморской церкви, что на Моховой, принадлежащей Выгорецкой киновии" и «Ясное и подробное описание упомянутаго храма Выгореции, всех без изъятия священных его вещей», а другую на Малой Охте; к последней и принадлежал Любопытный. Он принимал самое живое участие в ее судьбе, сильно хлопотал об устройстве ее и процветании; о себе он сам говорит, что „был отличным членом поморской церкви обеих столиц, Петрополя и Москвы и примерным защитником церкви", что подтверждается и массой написанных им сочинений в пользу своего общества.

На литературное поприще Любопытный выступил в 1790 г. статьей „о браке". С 1816 по 1829 г. написано им, как он сам говорит, 20 разных творений в пользу и покровительство Малой Охты Поморской церкви. Из этих сочинений можно указать на „Ясное и убедительное, духом благочестия и любовию дышащее воззвание к петербургским гражданам поморской церкви о возбуждении их к поспешнейшему выбору попечителей на Малую Охту к часовне и больнице", „Трогательное, словом любви обогащенное общее воззвание ко всей в Петрополе поморской церкви, о непременном и нужном подвиге в созидании на Малой Охте молитвеннаго дома и больницы, о их благоустройстве и славе", „Ясное, трогательное и силою убеждения исполненное воззвание, с приличными ему стихами и картиною, ко всей поморской церкви в Петрополе о должном устройстве и содержании Малоохтенской часовни и больницы, начертанное в собирательной книге, за подписанием попечительских рук, кое сохраняется в библиотеке того места", „Легкий и удобный план о средствах возвышения чтимости и уважения Малоохтенской часовни и того жилища в Петрополе", „Трогательное и витийством украшенное слово на обновление Малоохтенской часовни во граде Св. Петра" и др. Из всех писаний Любопытного видно, что он принимал самое горячее участие в судьбе Мало-Охтенской часовни.

Деятельность Любопытного, однако, не ограничивалась заботами о своей часовне, — он так же энергично действовал и на пользу вообще своих единоверцев, при чем главная его деятельность выразилась в горячей защите учения поморской секты, а также в ожесточенном нападении на всех противников, преимущественно в среде старообрядцев, из которых особенное негодование его возбуждали раскольники безпоповщинской секты. Главным предметом спора между последними и поморцами был вопрос о браке, и в нем Любопытный принимал самое горячее участие, настаивая в пользу брака. По этому вопросу он написал несколько сочинений, как, напр., „Занимательное, ясное и убеждением дышащее, показание об образе существа в законном браке", „Живая, занимательная и духом истины поражающая критическая картина против грубаго и нечестиваго заблуждения бракоборцев", „Ясное, благочестивое и живым чувством одушевленное брачное исповедание Христовой церкви, с картиною и стихами" и мног. друг. Любопытный ополчался против бракоборцев не только полемическими рассуждениями о браке, по сатирами и пасквилями, стараясь поразить противников духом сатиры и критики, поэмами в ямбических стихах. Справедливость требует заметить, что сам он жил безукоризненной, безбрачной жизнью. Мать его упрашивала вступить в брак, боясь гибели сына, но П.О. по многим причинам отклонял от себя брак и до конца жизни остался верен своему характеру. Главными причинами к тому были бедность и жажда сочинительской или литературной славы; первая из них была более основательна, так как, как уже отмечено, он был неспособен к какой-либо практической деятельности и ему поддерживать свое существование приходилось единственно милостями богатых единомышленников. Литературной славы, несмотря на любознательность и жажду знания, Любопытный не приобрел, — он был одинок, и скорее он прославился у одних как мелочной, ничтожный мещанин, у других — как раздражительный, бранчливый человек, слишком много мечтавший о себе. И действительно — в своих утопических сочинениях Павел Онуфриевич походил на больного человека, одержимого бредом величия: он или ругался, или хвалил себя, — середины у него не было. Но как бы то ни было, все же сочинения Любопытного представляют интерес, именно в том отношении, что он первый из старообрядцев сделал попытку создать историю по старообрядческим документам.

Нельзя не отметить и другую черту в творениях Любопытного: он, не как другие старообрядцы, не был закоренелым, упорным приверженцем старины, ему не была чужда и светская литература. Достоверно известно, что он хорошо был знаком с Московскими студентами, при помощи которых изучал грамматику, словесность, а влияние светской литературы просвечивает во многих его сочинениях.

В числе прочих сочинений Любопытного заслуживает особенного внимания «Исторический словарь и Каталог или Библиотека староверческой церкви», сочиненный им в 1828 — 29 годах. Он сам указывает на две побудительные причины, заставившие его приступить к этому сочинению: 1) чтобы показать тем, которые говорят, будто „старообрядцы сущие невежи, о своей вере и ея обрядах не имеют никакого понятия, не знают никаких наук словесности и чужды образования ума и сердца", — показать, что они говорят неправду, и 2) чтобы самим сочленам староверческой церкви указать этих просвещенных мужей и принадлежащие им творения. Вторая цель действительно достигнута, а первая нет, — указанные им 86 лиц являются, при искусной диалектике, поборниками самого невежественного заблуждения. Каталог Любопытного, знакомя нас с литературной деятельностью старообрядцев двух самых значительных сект (поморской и федосеевской), является очень полезным пособием для занимающихся исследованием раскола, так как дает много указаний исторических на жизнь в расколе. Этот словарь был несколько раз издан, — так, в „Библиографическ. Записках" 1861 года Н.И. С-н (т.е. Ник. Иван. Субботин) поместил „Замечательный опыт раскольнической библиографии“ (Предисловие к раскольнической библиографии П. Любопытного) в № 8, столб. 227 — 241, а потом там же напечатал и этот словарь под заглавием — „Раскольническая библиография Павла Любопытнаго" („Библ. Зап.," т. III, 1861 г., № 9, столб. 260 — 271; № 10, ст. 297 — 314; № 11,ст. 830 — 340; № 13, ст. 395-410, и № 14, ст. 418 — 444), что в том же году было издано и отдельно: „Раскольническая библиография Павла Любопытнаго. — Каталог или библиотека староверческой церкви, собранный тщанием Павла Любопытнаго, в С.-Петербурге 1829 года" (М., тип. Грачева, 1861. 8°. 152 стр.). Это издание г. Субботина сделано было с отступлением от подлинника, — издатель допустил произвольные сокращения и перестановку упоминаемых в каталоге статей. Во второй раз Словарь и Каталог были помещены в „Чтениях Император. Общества Истории и Древностей при Москов. Университ." под заглавием — „Каталог или Библиотека Староверческой церкви, собранный тщанием Павла Любопытнаго“ (1863 г., кн. I, отд. II, стр. 1 — 66) и „Исторический Словарь Староверческой Церкви, описывающий по алфавиту имена ученых особ оной, основателей согласий, пастырей и буквалистов, с показанием их церкви, отличий, звания, жизни, лет, кончины и пр. Сочинен. Павлом Любопытным в Петрополе 1828“. С предисловием О.М. Бодянского (1863, кн. I, отд. II, стр. 119 — 178). В третий раз словарь и каталог были изданы в 1866 году, — они вошли в „Сборник для истории старообрядчества", издаваемый Никол. И. Поповым, именно во 2-й том, вып. V (М., Синод, тип., 1866 г.), где в приложении помещены под таким заглавием — „Исторический Словарь и Каталог или Библиотека староверческой церкви". Сочинение Павла Онуфриева Любопытнаго (1828 — 1829). В 1866 г., Словарь и Каталог вышли отдельно (204 стр.). Наконец, каталог еще раз был перепечатан Ф. Ливановым в IV томе его „Раскольников и острожников" (Спб., 1873 г., 8°).

Из других сочинений Любопытного (всех их, по его перечню, 97, да предполагал он в 1829 г. еще написать 49) напечатано „Сочинение раздороучителя о замирщении" (ответ о несообщении правоверных христиан с внешними (т. е. церковными) в молении и трапезе) в журнале „Истина“ 1880 г., кн. 68, да в статье Н. И. Костомарова — „История раскола у раскольников" („Вести. Еврои." 1871, № 4) напечатано „Хронологическое Ядро старообрядческой церкви, объясняющее все отличныя их деяния с 1650 по 1819 г.,“ соч. Пав. Любопытнаго (Тоже в XII т. „Истории, монографии и изследования “ Костомарова).

В своих писаниях Павел Онуфриевич не чужд был самовосхваления: будущие свои труды он называет прекрасными, занимательными, беспристрастными; при одном сочинении он поместил „занимательную, живую и в блестящем виде изображенную картину со стихами славы писателя сего Каталога или Библиотеки", где начертан портрет автора, увенчанного славой и необычайным светом вокруг своей главы, „яко сына света достоит ему нарицаться „светозаровым". Под этой фамилией (№ 71 — Платон Львович Светозаров) он и описал себя в словаре, где говорит о себе, между прочим, следующее: „поморской церкви знатный член, муж благочестивый, ученый и высоких талантов... славный и разительный творец многих книг против нечестия бракоборцев"... Про наружность свою отмечает: «Он рост имеет средний, корпус красивый, власы русые, лице белое и продолговатое, взор веселый и приятный, осененный скромностию и размышлением; брада у него окладистая, продолговатая и на конце раздвоенная... Первый взор на него дает знать всякому, что он заключает в себе мужа важнаго и редкаго»...

Сочинения Любопытного, как писателя высокопарного, надменного, не сдерживавшего себя в обращениях к противникам, мало располагали в его пользу и единомышленников, которые считали его горьким тружеником, бесполезным и вредным для общества, и всячески старались вредить ему, особенно в материальном отношении. В последнем они успевали. Пристроившись к Мало-Охтенской молельне, П.О. жил на ее средства и, пользуясь досугом, собирал различные материалы и написал большую часть своих сочинений; но и здесь он, благодаря своему строптивому и самоуверенному перу, не долго, сравнительно, прожил в согласии с главными лицами моленной, — он был удален из нее и лишен средств. Тогда он пристроился к одному благодетелю, который отвел ему в мезонине угол, но без стола. Вынужденный доставать кусок хлеба (часто приходилось ему оставаться и без еды), Любопытный все же не покидал своих писаний, — он был почти маньяк, посвящавший все свободные минуты писанию, забившись в свою каморку, виршей, панегириков в свою пользу и отлитых в грубую форму обличений противников. За какое-то сочинение обиделся на него и благодетель и велел выгнать 65-летняго старца, которому снова пришлось искать пристанища, и так несколько раз... Наконец, он сделался тягостным и для своего общества, и Любопытный, проживший около 30 лет в Петербурге, в начале 40-х годов оставил этот город, отдав сочинении свои на сохранение Д.Ф. Болотову. Из Петербурга П.О. направился в Астрахань, выписал туда свои сочинения и жил там очень бедно. В последнее время он проживал то в Саратовской, то в Астраханской губернии. Умер П.О. в Камышине, Саратовской губернии, 17 июня 1848 года, на 75 году жизни.

//Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 2-й.